рус | укр

Главная

Контакты

Навигация:
Арсенал
Болезни
Витамины
Вода
Вредители
Декор
Другое
Животные
Защита
Комнатные растения
Кулинария
Мода
Народная медицина
Огород
Полесадник
Почва
Растения
Садоводство
Строительство
Теплицы
Термины
Участок
Фото и дизайн
Хранение урожая









Armanenschaft

 

Политическая мифология Листа о сословии служителей Вотана опирается на идею политической власти посвящённых как в старом, так и новом обществе. Впервые эта идея была сформирована им в лекциях и статьях 1890-х годов, но как принципиальный элемент его воображаемого мира определилась в 1908. Термин Annanenschaft, которым Лист определил древнюю иерархию, восходит к его адаптации тевтонского мифа изложенного Тацитом в «Германии». Римский автор сообщает, что история происхождения древних германцев сохранилась в обрядовых песнях. Этими песнями встречали рождение земного бога Твиско и его сына Мануса – основателей расы. В них также пелось о том, что Манус имел трёх сыновей, по имени которых были названы три главных племени древних германцев: племена, жившие на побережье, получили имя «Ингевонов»; жившие на континенте – «Гермионов»; и прочие – «Истевонов». В пику Тациту и другим классическими историкам, пытавшимся связать эти имена с географией. Лист утверждал, что они указывают на социальные сословия внутри ариогерманского племени. Он полагал, что Ингевоны, Гермионы и Истевоны представляют сельскохозяйственное, интеллектуальное и военное сословие соответственно. Интеллектуальное сословие, клан королей-священников, послужило Листу основанием всех дальнейших политических построений. Он германизировал слово Гермион в «Агшапеп», имея в виду наследников солнечного короля, а их сообщество определил термином «Armanenschaft».

Короли-священники были ответственны за все дела правления и образования древнего общества, эти обязанности были возложены на них их глубокой мудростью. Мудрость состояла в знании германской теософии. Обладание этим знанием рассматривалось как абсолютное и священное право политической власти для посвящённых, тогда как общество расслаивалось в соответствии с тем, насколько каждый класс причастен знанию. Лист подчеркивал то обстоятельство, что указанное знание не было одинаково доступно всем членам общества. Он указывал на двухъярусную систему экзотерического и эзотерического обучения знанию. Экзотерическая доктрина (Вотанизм) предполагала популярную форму мифов и притч, предназначенных для низших социальных классов, эзотерическая доктрина (арманизм) имела дело с тайнами знания и ограничивалась учениками из высшего круга. Поскольку Armanenschaft было структурой, ответственной за образование, то такое разделение административно было легко достижимым.

Лист описывает Armanenschaft, пользуясь концепциями франкмасонов и розенкрейцеров. Элита священнослужителей разделялась на три ранга в соответствии с рангами иерархии ложи: вступающие в ученичество, братство и мастера масоны. Каждая ступень означала определённую степень посвящения в знание. Помня о масонских ритуалах, Лист каждый ранг древних священников снабдил собственными особыми знаками, рукопожатиями и паролями. Перед тем как перейти в ранг брата, неофит должен был провести семь лет за изучением Эдды и элементарной теософии. На следующей стадии обучения он путешествовал по другим центрам арманизма, приобретая необходимый опыт священника, руководителя и учителя. По прошествии семи лет, подготовленный и умудрённый брат мог перейти в ранг мастера, на ступень полного посвящения. Здесь он прикасался к последним тайнам знания, которые не могли быть сообщены при помощи языка: Лист описывал эти таинства знания такими оккультными формулами как «утраченное слово мастера», «непроизносимое имя бога» и «философский камень», изъятых из масонского, каббалистического и алхимического наследия XVIII века или же собственной формулой, составленной из пяти гласных.

 

«Arehisosur».

 

Франкмасонство, таким образом, послужило Листу моделью для иерархии священников, основывающей свою власть на механизмах посвящения.

Помимо власти мастера над подчинёнными ему братьями, гностическая градация поддерживала и коллективную власть Annanenschaft над непосвящённым большинством. Обладая «высшим и священным статусом» Annanenschaft пользовалась и соответствующими высшими привилегиями. Поскольку и король, и знать происходили из коллегии мастеров, сословие абсолютно доминировало в делах правления. Знание священников сочетало в себе науку, религию и право, что позволяло им пользоваться абсолютной властью как учителям, жрецам и судьям. Органы правления, школы и суды являлись арманистскими центрами или «высшими зонами» (Halgadome). Всякая власть, таким образом, выступала как средоточие законности и святости.

Рассказывая историю Annanenschaft, Лист продолжая опираться на оккультные материалы розенкрейцеров алхимии, военных религиозных орденов и франкмасон ства. Он утверждал, что Annanenschaft, подвергнувшееся преследованиям в древней Германии, выжило до настоящего времени лишь в силу того, что его таинства тщательно оберегались в обществах розенкрейцеров и франкмасонов, рыцарскими орденами и учёными магами Ренессанса, превзошедшими все герметические каббалистические науки. Связь между этими различными группами скрывается запутанной мифологией теософов и атмосферой тайны, окружающей такие общества XVIII веке. Для того, чтобы понять оценку Листом этих групп как социальных агентов арманизма в тёмные времена, необходимо подробно рассмотреть эти мифологии.

История указанных мистификаций может быть понята только в связи с ростом иррационализма в середине XVIII столетия. Эта тенденция частично оказалась реакцией на изменение взглядов просвещённых наследников абсолютизма в Германии, которые отказались считаться с наследием традиционных законных привилегий, неприкосновенности духовенства и народных предрассудков. Реформа просвещения представляла угрозу для многих людей, поскольку обещала разрушить скреплённые временем привычки и культурные ценности. В иррационализме люди нашли конкретное идеологическое оружие для борьбы с грядущим обновлением. Существовали и более древние источники нового иррационализма: традиционная религиозность, пиетизм, восхищение мистическим способом решения загадок природы, – всё это находило выражение в оккультных науках. Новый иррационализм был, таким образом, результатом слишком высокой оценки эмоций и интуиции, соединённой с отвращением ко всякому аналитическому разуму, материализму и эмпиризму. Духовное настроение, широко распространённое в Германии, породило множество сект и обществ во второй половине восемнадцатого века, посвятивших себя всему оккультному и таинственному. Именно они и ответственны за оживление интереса к алхимии, розенкрейцерам и франкмасонам.

Возникновение ордена розенкрейцеров следует датировать началом семнадцатого века, когда в Касселе были опубликованы два анонимных манифеста, приписываемых «Chymische Hochzeit» Иоанна Валентина Андрее (1586–1654). В манифестах объявлялось о существовании тайного братства, имеющего целью «универсальное и всеобщее преобразование мира». Предположительным создателем братства назывался Христиан Розенкрейц, живший приблизительно с 1378 по 1484. Преобразование мира должно было совершиться путём соединения протестантизма с магией и алхимией и каббализма с современными медицинскими и научными знаниями. Фрэнсис Йетс высказывал предположение, что манифесты выражали надежды, возлагаемые на Фридриха II, как на «политико-религиозного лидера, призванного решить проблемы века» в то время как их содержание выглядело своеобразным герметическим возрождением среди протестантских интеллектуалов в эпоху, когда угасли первоначальные импульсы герметизма (Возрождение, XV век). Привлекательность такого проекта во времена жёсткого религиозного и идеологического противостояния кануна Тридцатилетней войны очевидна. Из этой смеси мистического благочестия, утопических надежд и герметико-каббалистических идей возник миф о розенкрейцерах, который на протяжении многих лет очаровывал интеллектуалов, стремящихся к знанию и моральному обновлению. Клаус Эпштейн отмечал, что особенно привлекательным он выглядел для консерваторов, поскольку подчёркивал ценность древней мудрости для будущего развития.

Если розенкрейцеры начала XVII века лишь частично были связаны с алхимией, то их наследники серьёзно сосредоточились на овладении секретами превращений, на «философском камне» и эликсире жизни. В 1710 году в Бреслау вышла работа под загадочным названием «Die warhaffte und vollkommene Bereitung des Philosophischen Steins der Brьderschaft aus dem Orden des Gulden – und Rosen-Creutzes». Её автором был Sincerus Renatus, в действительности Зигмунд Рихтер, пастор в Силезии, изучавший Парацельса и Якоба Беме. В свете других документальных находок, касающихся Центральной Европы, Кристофер Макинтош утверждает, что распространённое алхимическое движение под названием «Gold und Rosenkrenz» существовало во второй половине XVIII века. То ли в 1747, то ли в 1757 в Берлине возник квазимасонский розенкрейцеровский орден с аналогичным названием, с иерархией из девяти рангов основанной на каббалистичееком Древе Жизни. Эта организация имела известное политическое влияние, поскольку среди её братьев числились король Фридрих Вильгельм II и его первый министр Иоганн Кристоф фон Вольнер (конец 1780-х). Идеология ордена связывала мистицизм с консервативными и антипросвещенческими позициями.

Лист был знаком с источниками розенкрейцеров, поскольку использовал каббалистическую иерархию десяти степеней, особо отличающую некоторые ордена. Возможно, он унаследовал эту идею от Франца Гартмана, который мог быть знаком с розенкрейцеровскими структурами Ордена Золотого Дна (Англия), поскольку, в свою очередь, общался с Теодором Рейссом, основавшим в 1902 отдельные масонские и розенкрейцеровские ложи в Германии совместно с Вильямом Весткоттом, непосредственным участником Золотого Дна. В любом случае литература о розенкрейцерах в Германии начала век была очень многообразной. О них писали и Франц Гартман и Рудольф Штайнер, алхимико-розенкрейцеровские тексты конца XVIII века публиковались в журнале Цильмана (1905). Когда Лист сделал далеко идущее утверждение о том, что розенкрейцеры XVII и XVIII веков являлись носителями арманистского знания, он тем самым пополнил штат адептов для своего учения. Кроме отклика, какой это утверждение нашло у теософов, можно было рассматривать его и как цель первоначальных розенкрейцеров. В контексте Листа «универсальное и всеобщее преобразование» дополнялось национальным возрождением, возможным благодаря проникновению в традицию арийско-германской мудрости.

Помимо предположительной связи тамплиеров с арманизмом, необходимо отметить и отношения Рыцарей Храма с оккультизмом. Эта сложная история касается двух различных мифологических линий: средневековой легенды о тамплиерах и её смешении с франкмасонством в XVIII веке. Основанный в 1118 году первый союз Рыцарей Храма был странствующим военно-религиозным орденом; он вынужден был покинуть Святую Землю в 1291 году. Затем орден стал жертвой клеветнической кампании, открытой королём Франции, который не мог терпеть в своих пределах их власти и влияния. Он обвинил тамплиеров в сатанинских культах, извращениях, богохульстве, включая поклонение огромному идолу в форме человеческой головы. По причине этих наветов, орден был безжалостно истреблён, а его руководители сожжены в 1314 году. Несмотря на возможную ложность обвинений, исторические свидетельства о тамплиерах окружены аурой тайны и ереси. Атмосфера средневекового преследования сказалась и на масонской версии движения.

В начале XVIII века возникли институты современного масонства. Следует отметить, что новая организация молитвенных домов институционально была связана с действующими ложами масонов и мастеров-строителей, датирующихся ещё XIV и XV веком. В конце XVII века франкмасоны стали объединять действующие ложи с целью создания организации, где профессиональная и правящая верхушка смогла бы обсуждать вопросы политики и бизнеса в атмосфере духовного единства и солидарности. Новая структура унаследовала ритуалы старой, только традиции братства стали аллегорией и символизировали идеи веры и всеобщей любви. После офицального возникновения в Англии в 1717 году, масоны вскоре переместились на континент. В Германии, где масонские обряды интенсивно проникали в мистические и теософские секты, франкмасонство начало смешиваться с наследием тамплиеров.

Хотя идея рыцарского масонства впервые проникла в 1737 во Францию, первый орден тамплиеров возник в Германии под началом барона Готтхельфа фон Хунда (1722–1776). Назвав свой орден Орденом Строгого Повиновения. Хунд объявил, что владеет секретными документами тамплиеров, датированными временем их преследования и доказывающих, что его орден является законным наследником тамплиеров. Хунд был убеждён, что тамплиеры были причастны тайнам храма Соломона в Иерусалиме, что и послужило причиной возникновения ордена. Считается, что такая римская мистификация франкмасонства появилась с очевидной целью обеспечить аристократическим происхождением институт, состоящий из среднего класса, и компрометируемый низким прошлым ремесленников.

Масонский и оккультный интерес к тамплиерам в конце XVIII века повлиял и на учёных, изучающих верования и культы исторических тамплиеров. В попытке связать их ересь с экзотическими культами внимание сосредоточилось на богохульстве и на поклонении голове идола. Одна из версий описания головы, содержащихся в судебных документах, называет её Бафомет и связывает её смысл с мусульманской верой. Это имя отсылает также к гностическому культу Офита, процветавшему в первые пять веков нашей эры. Иозеф фон Хаммер-Пургшталь предполагал, что идол заимствован из сектанстких культов, с которыми тамплиеры находились в контакте во время пребывания в восточном Средиземноморье.

Все эти мифологии вошли в оккультный мир в конце XIX века благодаря творчеству выдающегося француз ского оккультиста Элифаса Леви (1810–1875), чьи работы по магии изучались Блаватской. Тамплиеров вновь наделяли тайным знанием. Оккультный тамплиеризм процветал среди квазимасонских орденов и по меньшей мере два особых ордена тамплиеров возникли на континенте около 1900 года. Ordo Templi Orientis (ОТО) стала результатом спонтанной масонской деятельности Теодора Рейсса, Франца Гартмана и Карла Кельнера между 1895 и 1906; расистский Ordo Novi Templi (ONT) был основан Ланцем фон Либенфельсом около 1907.

Возможно, большинство своих идей о таплиерах Лист почерпнул из масонских источников, но его представ ления были окрашены поэзией Грааля, мотивами Парсифаля, которыми его одушевил Ланц. Он широко использовал эти мифы, желая доказать, что средневековые тамплиеры пронесли арманистское знание через всю долгую ночь христианской эпохи. Лист пришёл к выводу, что идол «Бафомет» был не головой, а гностическим знаком. Для Листа это был Мальтийский Крест, образованный наложением друг на друга ориентированных по и против часовой стрелки свастик. Лист утверждал, что тамплиеры пошли на смерть за свою верность одному из самых священных арийско-германских символов и что вдохновение поздних масонских орденов тамплиеров также охраняло это значение. Лист утверждал, что тамплиеры и розенкрейцеры «представляли наиболее высокие слои тайного жречества, духовную и аристократическую тенденцию, тогда как франкмасоны являлись более низкой ступенью … демократической тенденцией». Но помимо элитарного смысла рыцарства, тамплиеры были важны и в другом отношении. Поскольку они преследовались за свои убеждения, Лист с большей основательностью мог утверждать о существовании заговора против любых попыток возрождения древней немецкой религии и её защитников.

В своём коротком эссе «Das Mittelalter im Armanentuin» Лист описывает ещё более удалённую группу носителей арманизма. Это гуанисты Ренессанса, чьё внимание сосредотачивалось на вторичном открытии герметических текстов. Особенно ценимы Листом – Пико делла Мирандола (1463–1494) и Джордано Бруно (1548–1600) в Италии и Иоханн Рейхлин (1455–1522), Иоханн Тритемиус (1462–1516) и Агриппа фон Неттессхайм (1486–1535) в Германии. Лист утверждал, что их обращение к неоплатоническим и герметико-каббалистическим идеям стало причиной расцвета древнего национального знания и облегчило католическое удушье средневековой Европы. Из криптографических работ Гритемиуса Лист скопировал «арийские» магические знаки; Агриппа был превознесён им как «старый арманист». Но более всего его реконструкции арманистской традиции послужил Рейхлин.

Рейхлин был провозглашён отцом немецкого гуманизма за его пионерскую работу над греческими и еврейскими текстами. Окончивший несколько университетов, Рейхлин первоначально получил образование судьи и поступил на службу в суд Вюртемберга в 1482 году. За свою службу был пожалован дворянством императором Максимилианом в 1494. Во время визита в Италию Рейхлин встретился с Пико делла Мирандолой, который подтолкнул его к изучению иврита. Впоследствии Рейхлии развил идеи, которые сделали, его немецким представителем ренессансного каббализма. Он был убеждён, что философия Платона берёт начало в еврейских мистических книгах Каббалы. Эти идеи были развиты в его трактатах De verbo mirifico (1494) и De arte cabbalistica (1517). Кроме своих занятий еврейским мистицизмом, Рейхлин написал оригинальную работу об иврите, которая открыла путь библейской учёности, основанной на древних текстах, что подтвердило его репутацию гуманиста, внёсшего серьёзный вклад в различные религиозные традиции, за исключением христианской.

Около 1510 года Иоханн Пфефферкорн потребовал, чтобы евреям Германии вернули их священные книги, конфискованные церковью во время кампании по насильственному обращению в христанство. Его требования встретили отпор антисемитской духовной партии Кёльна. Рейхлин презирал этот тип религиозной нетерпимости и обрушился на аргументы антисемитов с ядовитыми насмешками, за что и был обвинён в ереси доминиканцами Кёльна. Мучительная тяжба продолжалась до 1520 года, когда Рейхлин всё же был освобождён от обвинение. Но именно эта защита еврейских текстов привела Листа к убеждению, что Рейхлин был посвящён в тайны арманизма. Лист полагал, что первоначальные короли-священники устно передали своё знание рабби Кёльна в восьмом веке для того, чтобы уберечь его от новой волны христианских преследований. Рабби скрыли эти тайны в каббалистических книгах, которые ошибочно были использованы как представляющие еврейскую мистическую традицию. Кёльнская тяжба, таким образом, представила Рейхлина как человека, пытающегося спасти сокровенные книги от антиарманистской церкви. Лист отдал Рейхлину роль великого арманистского реформатора, борющегося против католического заговора. Поклонение Листа перед Рейхлиным зашло так далеко, что он и себя считал реинкарнацией этого гуманиста XVI века.

Тамплиеры, ренессансные гуманисты, каббалисты и розенкрейцеры оказались зачислены в воображаемый ряд, протягивающийся от современных арманистов, подобных Листу и его друзьям, до преследуемых королей-священников, чьё политическое господство потерпело крах во времена христианизации ранней средневековой Германии. Эта тайная традиция закрывала собой зияние, образованное христианской эпохой между благословенными древними временами и их будущим возрождением. Утверждая, что Annanenschaft никогда не умирало, но существовало в тайных сектах, Лист мог допустить, что его собственный культ ещё живой след иерофантической политической традиции, которая должна быть восстановлена в ордене, чтобы слава пангерманизма воцарилась над Европой.

Проекты новой пангерманской империи были разработаны Листом подробно и недвусмысленно. Они предполагали безжалостное подчинение неарийцев арийским мастерам в жёстко организованном иерархическом государстве. Определение кандидата на образование или должность в общественных службах, в профессиональной и коммерческой сферах опиралось исключительно на признак расовой чистоты. Героическая ариогерманская раса освобождалась от всякого наёмного труда и прочих унизительных занятий для того, чтобы управлять в качестве просвещённой элиты рабскими кастами неарийских народов. Лист сформулировал систему политических принципов нового ордена: должны были строго соблюдаться расовые и брачные законы; культивировалось патриархальное общество; только мужчина, глава дома, обладал правами и только ариогерманцы пользовались свободой и гражданством; каждая семья должна была иметь генеалогическую запись, подтверждающую её расовую чистоту; новый феодализм должен был формироваться через создание крупных сословий, которые были наследственны, но правом наследования обладал только перворождённый мальчик. Эти принципы, опубликованные ещё в 1911 году, невероятно похожи на Нюрнбергские расовые законы 1930-х и нацистский образ будущего.

Но Лист пошёл ещё дальше, предвосхитив и мистический элитаризм СС в нацистской Германии. Иерархическая структура ариогерманского общества опиралась на каббалистическое Древо Жизни. Эта оккультная система из десяти последовательных ступеней посвящения в гностические тайны служила основой нового ордена. По схеме Листа две самые низкие ступени означали индивида и его семью, целиком подчиняющихся пяти уровням власти. Над ними существовали три высшие ступени, чья абсолютная власть соответствовала аналогичному расположению трёх высших sefiroth (сферы) на Древе Жизни – «за покровом тайны». По Листу, восьмая ступень включала в себя верховную знать, девятую занимали только король и его ближайшее окружение. Десятая ступень символизировала Бога. Лист подчёркивал мистическое совпадение восходящих и нисходящих ступеней и истолковывал традиционную каббалистическую формулу «насколько выше, настолько ниже» в том смысле, что ариец есть богочеловек. Это использование Древа в целях политической иерархии превращало место власти в священную территорию. Поскольку древнее немецкое общество было теократическим государством, то и новый орден предполагал особую элиту, чья власть должна быть священной, абсолютной и таинственной. Идеальное государство Листа выглядело как мужской орден с оккультным собором. Аналогии с гиммлеровским планом ордена-государства – поразительны.

Документы свидетельствуют о том, что Лист и члены его НАО находили большое удовольствие в том, чтобы быть членами тайной элиты. Лист стилизовал себя под Великого Мастера ордена и к нему так и обращались его последователи, тогда как и он наделял титулами сотоварищей в соответствии с иерархическими ступенями древних посвящённых. Вернер Кёрнер был известен как Arz-Femo-Aithari и Лист тоже использовал титул Arz-Wiho-Aithari. Оба эти титула означали статус советника в девятой ступени каббалистической иерархии. Подчинённые только Богу и королю, эти советники составляли верховное собрание ордена. На погребальных монументах статус посвящённого также отмечался эзотерическими знаками: в 1911 году Генрих Винтёр был похоронен в Гамбурге под грубообтесанным камнем, с вырезанной на нём свастикой; целый холм с колонной, покрытой орнаментом из знаков, воздвигли для Фридриха Оскара Ванека в 1914; в том же году Георг Хауэрштайн, похоронив свою первую жену, тоже положил в изголовье её могилы камень со свастикой.

НАО предназначалась для мужчин, входящих в состав верхнего или среднего класса; они должны были быть немецкими патриотами и проживать на исторических землях Германии в Центральной и Восточной Европе. Лист настойчиво заботился о современной аристократии, которая могла бы сопротивляться прославянским интересам и демократическим тенденциям Австрийского государства; он рассматривал современную аристократию как законного наследника старых королей-священников. Лист был горячим сторонником габсбургской монархии и имперской династии, которую он хотел видеть во главе новой арманистской империи. Все эти порывы отчётливо свидетельствуют о его отношении к пробуждению немецкого националистического духа среди знати и других групп, чьё традиционное положение было поставлено под угрозу ростом негерманских политических влияний в Австрии.

Миф о тайной элите не нов для европейской идеологии. Он служил вечной темой для эпохи пост-просвещения, пытавшейся перенести достоинство и власть религиозной ортодоксии в более узкий контекст секты. Барон фон Хунд молился за «неизвестных настоятелей» своего Ордена Строгого Повиновения, Весткотт создал третий орден «Тайных Глав» внутри своего «Золотого Дна», Блаватская говорила о тайных мастерах «Великой Белой Ложи»: все эти авторитеты принадлежали одной традиции. Тайная элита обладала непререкаемой властью над видимыми служителями культа. Воображаемое сословие королей-священников прошлого подтверждало и оправдывало претензии Листа на скрытое значение и особую власть. В то же время предполагаемое существование современного Armanenschaft помогало вере в то, что золотой век ещё может наступить и что Германия и Австрия соединятся в теократическом пангерманском государстве, где интересы не-арийцев не будут играть никакой роли. В ближайшие тридцать пять лет такое видение мира приобрело законные формы в качестве иностранной политики Третьего Рейха.

 

Просмотров: 260

Вернуться в категорию: Животные

© 2013-2017 cozyhomestead.ru - При использовании материала "Удобная усадьба", должна быть "живая" ссылка на cozyhomestead.ru.