рус | укр

Главная

Контакты

Навигация:
Арсенал
Болезни
Витамины
Вода
Вредители
Декор
Другое
Животные
Защита
Комнатные растения
Кулинария
Мода
Народная медицина
Огород
Полесадник
Почва
Растения
Садоводство
Строительство
Теплицы
Термины
Участок
Фото и дизайн
Хранение урожая









Quot;Естественное" и "искусственное", природа и техника

 

В древних мифах часто трудно отделить естественное от искусственного, как и безличное от персонифицированного. Например, в мифах океан выступает и как объект, и как субъект, и как безличная стихия, и как персонифицированное божество. Искусственно созданный рецепт или проект воспринимается через призму поколений лишь как естественная (безличностная) традиция. Позднее естественное отделяется от искусственного. В античности естественное рассматривалось первоначально как антитеза сверхъестественному. Платон различал существующее "по природе" и "по закону", то есть с помощью искусства, старанием, упражнением, обучением созданное может быть даже противно природе. Аристотель противопоставляет естественное насильственному (например, движение), то есть существующее по природе и возникающее путем искусства. В средние века естественное понималось как сотворенное Богом в отличие от искусственного, как созданного человеком. В Новое время в связи со становлением экспериментального естествознания возникает проблема взаимодействия естественного и искусственного. Например, Галилей, в отличие от Аристотеля, рассматривает естественное движение в искусственных условиях, создаваемых для идеализированного эксперимента. Сам эксперимент выступает, с одной стороны, как искусственное, техника, а с другой — как репрезентант естественного, природы. Именно поэтому естественный, природный закон может быть доказан подтверждением в "техническом" эксперименте, а знания, полученные искусственным путем, могут быть в свою очередь распространены на природные объекты. Техническая же деятельность должна основываться на знании природных законов, на естественнонаучном знании. Из этого убеждения вырастает научное инженерное образование и позднее техническая наука.

Технический объект рассматривается уже как "естественно-искусственная" система, которая представляет собой, с одной стороны, явление природы, а с другой - то, что необходимо искусственно создать. Однако одного только учета естественного как природного становится мало. Само понятие естественной среды расширяется, включая в себя социальные и хозяйственные структуры, без учета "естественного" развития которых становится невозможной реализация современной технологии. Но сегодня и этого оказывается недостаточно. Сама естественная среда становится элементом создаваемой технологии в том смысле, что результаты функционирования последней (как прямые, так и побочные) не рассматриваются уже как нечто, лежащее за ее пределами. Экологичность технологии не является лишь задачей устранения последствий, а становится предпосылкой ее создания и функционирования, например при создании малоотходных технологий. Таким образом, "естественное" и "искусственное" снова сливаются в единое неразрывное целое.

Изменение понимания технического, искусственного, технологического развития вообще не может быть осознанно лишь с естественнонаучных позиций или с точки зрения конкретных социальных наук. Это уже задача философского осмысления - философии техники. Потребность в такого рода осмыслении техники вытекает из ее имманентного развития, а также всевозрастающей роли ее в культурном прогрессе человечества в XIX - XX вв.

Хотя философы техники постоянно обсуждали проблему связи техники с гуманитарным познанием, со всей культурой, реально эта точка зрения начинает проникать в научно-технические дисциплины и инженерную деятельность только в самое последнее время. Необходимость этого начинали понимать уже в начале нашего века. Например, тот же П.К. Энгельмейер в своей статье (1900 г.) "Новое направление в высшем образовании вообще и в техническом в частности" пишет: "Сколько вы его (т.е. инженера) не начиняйте специальными познаниями, это будет ученый ремесленник, пока вы ему не дадите гуманитарного взгляда на социально-экономические стороны его профессии".

Однако ориентация самой инженерной деятельности XIX — начала XX в. была иной. Она и сегодня еще недостаточно изменилась. Тогда казалось, что технический прогресс решит все или, по крайней мере, многие острые человеческие проблемы. Русский философ Сергей Булгаков еще в 1912 г. в своей книге "Философия хозяйства", которая была его докторской диссертацией, с горечью и тревогой восклицает: «У нашего поколения, особенно сильно захваченного этим порывом (имеется в виду создание мира искусственного. - Авт.), теряются уже всякие границы при определении невозможного. "Мир пластичен", он может быть пересоздан и даже на разные лады... Мы живем под впечатлением нарастающей мощи нашего хозяйства, открывающей безбрежные перспективы для "творчества культуры"».

Такая позиция инженера, проектировщика в корне отличается от позиции античного и средневекового ремесленника, постоянно озабоченного "вселенским" контекстом его частных технических действий. Они соотносили свои частные действия с культурным и природным макрокосмосом. Такой озабоченности часто так не хватает современным инженерам!

По Булгакову же, подлинное стремление жизни заключается в том, чтобы победить, растворить в себе все неживое, все механическое. "Вот почему, открывая ту или иную закономерность причин и следствий, тот или иной механизм в природе, жизнь стремится им овладеть, включить его в свой организм, и потому расширяющееся познание природы как механизма есть лишь подготовка к овладению ею как организмом. Организм есть опознанный и осознанный механизм, механизм - еще неорганизованная, хотя и имеющая быть организованной, природа". Таков булгаковский метафизический рецепт преодоления противоречия между хозяйственной деятельностью человека, основанной на научном познании механизма природы, и самой природой (или организмом). Этот рецепт заключается в постепенном "переваривании" искусственного в естественное, превращении механизма в организм в ходе хозяйственной деятельности человека, что коррелируется с идеями малоотходного производства, экологически щадящей техники и тому подобным, возникшими лишь сравнительно недавно. Однако на фоне победного шествия технической цивилизации этот призыв остается гласом вопиющего в пустыне.

Чтобы такой переход к гуманитарным ценностям произошел в инженерной деятельности, необходимо изменение всего научно-технического миропонимания. При этом важны не только внешняя ориентация на использование инженером социально-гуманитарных знаний и обучение его социально-гуманитарным дисциплинам в высшей технической школе, но и внедрение гуманитарных ценостей в саму сердцевину инженерной деятельности. Существенную роль в этом сложном процессе может сыграть преподавание философии техники в высших учебных заведениях, а также разработка кодексов инженерной этики, подобных клятве Гиппократа для врачей. Конечно, наличие таких кодексов само по себе еще не предохраняет от нарушений инженерной этики. Гарантом их реализации может выступать лишь нравственно здоровое инженерное сообщество, неукоснительно следующее кодексу инженерной чести. А это достигается развитием самосознания инженеров и их социальной организации.

 

Просмотров: 324

Вернуться в категорию: Строительство

© 2013-2017 cozyhomestead.ru - При использовании материала "Удобная усадьба", должна быть "живая" ссылка на cozyhomestead.ru.