рус | укр

Главная

Контакты

Навигация:
Арсенал
Болезни
Витамины
Вода
Вредители
Декор
Другое
Животные
Защита
Комнатные растения
Кулинария
Мода
Народная медицина
Огород
Полесадник
Почва
Растения
Садоводство
Строительство
Теплицы
Термины
Участок
Фото и дизайн
Хранение урожая









Странности

Монашка пьёт чай за столом. Валера крутится на компьютерном стуле.

Валера. Хорэ выть. Юрик сказал, тебе нервничать нельзя. (Подходит к окну, приоткрывает жалюзи).Звезда экрана, мля… Юрик сейчас её в новостях видел. С ши-икарным, говорит, букетом. И табличку «Десятый она «А» держала.

Монашка. Отстойный букет. Старомодный. (Всхлипывает.)

Я хотела элементарной вещи! Порадовать Татьяну Викторовну! Родители -- ни цветочка мне не дали, ни кенийского папоротника, ни лимонелиума… Говорят: что останется, то и потащишь первого сентября А я не хочу, что останется! Я хочу красивый букет! Я же – флористка! Я – дочь цветочных бизнесменов…

Валера(смотрит и слушает рассеяно). Торгашей-монополистов.

Монашка. У нас есть конкуренты.

Валера. Дачные бабульки? Все магазины и киоски – ваши.

Монашка. Всего-то три киоска на весь город.

Валера. И один магазин.

Монашка. Ещё на кладбище – наши точки, если совсем быть точными.

Валера. Могилы что-ли?

Монашка.Ждёшь-не дождёшься?

Валера.Ну так. Диабет на третьем месте по смертности.

Монашка. Всё запоминаешь?

Валера. У меня слуховая память хорошая.

Монашка. Я знаю. Зрительная вообще – никакая.

Валера(удивлённо). Откуда ты знаешь?

Монашка. А что тут знать? У кого – зрительная хорошая, у кого- слуховая. Одно из двух.

Валера. Откуда ты знаешь, что у меня зрительная память – минус один?

Монашка, шатаясь, встаёт, идёт к матрасу, берёт большую сумку, достаёт чёрный платок, надевает на голову, достаёт хламиду – надевает. Достаёт очки – надевает.

Монашка (пищит). Пожалуйста, сирень розовая. Пожалуйста тюльпанчик московский. Пожалуйста лилия – любви изобилие. Колокольчики садовые возьмите, молодой человек! Свежая срезка! Аромат! Георгин бордовый – девушкъ к любви готовый. Хризантема – королевне, сентябринки – для картинки, астрочка-раскрасочка…

Валера. Не понял. Так это ты? Та чёрная пискля на рынке -- это ты?!

Валера подавлен, он берёт миску, ползает по полу, собирает яблоки в миску.

Монашка. Значит, видел?

Валера(испуганно поднимает голову). Эта набожная служка в цветочных рядах – ты?

Монашка. Ну да.

Валера.Ну ты даёшь! Никогда на тебя не смотрел, но голос сто раз слышал! Я ж там рыбу покупаю. Горячего копчения.

Монашка. И кефир.

Валера (испуганно). И кефир.

Монашка. Осенний вальс, мамина радость, школа нежности, школа щедрости, мадрид.

Валера. А…фигеть! Наушники снимешь, чтоб кефир купить, и этот голос противный. Школа щедрости! Я всё бесился. Особенно мадрид выбешивал.

Монашка. Я на самом тяжёлом посту. Батрачу на родителей в сезон, чтоб между бабуль своей быть. Столько знакомых вижу, но пока никто меня не узнал.

Валера(восхищённо). Так тебя невозможно узнать! Ну натуральная монашка. Натуральная ведь. В точку твоя фамилия! В десятку! Это ж всё лето ты пашешь.

Монашка.И осень. До дня учителя.

Валера. Моя бабушка у тебя корешки георгин брала и ещё что-то.

Монашка. Луковицы.

Валера.Точняк. Извини. Я теперь переживаю, что тебя ногами пинал. Сижу и мучаюсь. И переживаю, что так с тобой говорю.

Монашка. А как ты говоришь?

Валера.Ну… грубо. Достала, пшла… Я тебе вообще смерти желал, когда ты с пониженным сахаром здесь грохнулась… Я миску тебе на голову надел вот (Высыпает на себя миску с яблоками, миска на голове).

Монашка(смиренно). Я уйду в этой одежде. Бомжара увидит только цветочницу-монашку, которая торгует на рынке.

Валера. Давай так, Настя. Я тебе честно скажу. Не как Монашке с рынка, а как Насте, с которой мы когда-то дружили…

Монашка. И целовались.

Валера. Ладно. Целовались.

Монашка (хочет спросить). А…

Валера. Мне срезанные цветы напоминают разлагающиеся трупы. Они стоят в вазах и умирают. Я их, прикинь, в детстве вообще боялся.

Монашка. Фобия распространенная. Но есть же городское озеленение. Или вот – декоративный цветок в горшке, живёт месяц. А комнатный– это живой друг. Ты расстроился -- и он листья свесил, на себя твой негатив забрал. Ты в позитиве -- цветок тоже радуется, хлороформ выделяет.

Валера. Хлорофилл.

Монашка. Ну вот. Значит, ты меня понимаешь и внимательно слушаешь.

Валера. Вот ты – декоративный цветок в горшке, а Катя – она мой комнатный цветок, пойми ты!

Монашка.Катя-- цветок-вампир, она тебя приворожила. Есть цветы-хищники.

Валера(осоловело). Настюха! До свидания! Я чувствую: Катя должна прийти.

Монашка. Ну, а если у вас дома вместо цветов – йокширский терьер, то вам тогда – только бамбук в вазочку с водой. У нас дома два йорика и ни одного цветка. От цветов дома отдыхаем. Релаксируем с собаками.

Валера. Иди! Уходи! Извини.

Монашка. В туалет можно?

Валера. Неможно. Быстро! Катюша сейчас придёт.

Монашка весело уходит в левую дверь. Валера облегчённо вздыхает, снимает с головы миску, садится за компьютерный стол. Сидит.

Долгий-долгий звонок в дверь.

Голос Кати. Вал-вал-валерьян! Открой! Это я.

 

Шок

Звонок в дверь.

Голос Кати. Вал-вал-валерьян! Открой!

Валера открывает. Входит Катя.

Катя. Йо-хо! (Снимает наушники, шапку, жилетку и т.д.). Блин Валера. Это вообще. (Удивлённо смотрит на коробки и обувь перед дверью). Чё это? Психи опять твои? Чё молчишь? Чё у тебя опять всё раскидано? (Снимает обувь.) Ай! Чё за стекло?! (Поднимает ногу, смотрит на пятку в носке.) Какой-то огрызок. От ампулы? Анальгин с димедролом? Бесился?

Валера.Бесился.

Катя. Беси-ился. (Обнимает, прижимается, голова у Валеры на плече). А зачем бесился? И жалюзи закрыты вообще. (Подходит к окну, тянет за верёвки). Вот так лучше.

Валера.Нет.

Катя. Блин. Бомжара совсем спивается. Она сказала, у тебя дома – Монашка, прикинь? Она с ума, что ли, сошла? Сидит, такая важная. «Меня, -- говорит, – по телеку показали, в новостях». Говорит: «С утра на помойке клёвый букет нашёл. И шарф». Уверяла, что это ей Бог послал, за все мучения. Говорит, с первого класса о букете на первое сентября мечтала. Ей пива вообще нельзя. Её нести начинает, не замечал?

Валера. Нет.

Катя. Валерьян!

Валера(спокойно, но с угрозой). Я же просил, я сто раз просил: не называть меня Валерьяном.

Катя(очень серьёзно). Что стряслось?

Валера. Ничего.

Катя. Да господи! Ничего! У тебя лицо такое… Глаза такие.

Валера. Какие?

Катя. Напуганные.

Валера. Ты почему не позвонила?

Катя.А ты почему?

Валера. Мы же договорились.

Катя. В девять. Мы договорились – в девять. Сейчас – десять. Ты что мне не рад? Ты мне не рад?

Валера. Я тебе очень рад, ты же знаешь.

Валера прижимается к Кате, скажем так: по-мужски. Катя отстраняется, удивлённо смотрит.

Катя. У тебя что бабушка умерла? Да? И ты мне не хочешь говорить, чтоб не расстраивать?

Валера молчит растерянно. Пауза.

Валера. Хуже.

Катя. Очень серьёзно? Что-то с родителями? У папы опять нога?

Валера. Нет.

Катя. Бригадир папе денег не заплатил?

Валера. С родителями и бабушкой всё хорошо. Деньги есть. Как у тебя дела?

Катя. В новой школе?

Валера. Ну да. И вообще…

Катя. Нас там пять новеньких. В классе двадцать четыре человека. Меньше чем у нас… у вас… прикинь… Таких как Монашка вроде нет. Но ты знаешь: я теперь всех опасаюсь. Я теперь осторожно. Мало ли что у человека внутри. С виду – нормальный, а внутри? Гниль. Грязь. Чернота и блевотина.

Валера. Надо подставы дождаться, чтоб понять ху из ху. Тяжело тебе одной?

Катя. Говорю же: нас там пятеро новеньких. Ты что: меня не слушаешь? Ничего не замечаешь?

Валера. Нет.

Катя. Ну я не изменилась вообще?

Валера. Нет.

Катя. Вообще-вообще?

Валера. Н-нет.

Катя. Последняя попытка: изменилась или нет?

Валера (садится за стол, закладывает руки за голову, он находится спиной к Кате). Похудела?

Катя мотает головой.

Поправилась?

То же.

Я устал, прости. Садись Катюша, покушай.

Катя. Пицца осталась? Ой, ням-ням. О! И фришка. А где пердокетчуп?

Валера. Что?

Катя. Ну кетчуп. Забыл? Бутылка так пукает: пр—рр, пр-ррр. Пукает кетчуп.

Валера. А-аа. (Лезет под стол.) Вот.

Катя. Ну-уу. Новый. Новый -- нет. Кетчуп начинает пукать, когда остаётся полбутылки. Песенку новую спеть? Я новую придумала.

Валера кивает убито.

Катя(поёт.)

Это твой ребёнок,

жирный геолёнок,

толстый волосатый гусь!

В библиотеке школьной увидела. Журнал « Геолёнок». Такое название смешное, в нашей школе такого журнала не было. Вот, что значит школа для умных. Вот песня и сочинилась. (Поёт.)

Это твой ребёнок,

жирный геолёнок,

толстый волосатый гусь!

Прикольно, да?

Монашка (выходит из левой двери, она в обычной одежде, аккуратно складывает чёрную одежду в сумку). Нет. Не прикольно. Про свиней была лучше. (Поёт.)

Солнце всходит (хрюкает),

и заходит (хрюкает)

в нашем поросятничке тепло, хрю-хрю.

Чё? Да не парься ты, Овца. Я только на одну ночь, до утра, до шести утра.

Катя (Валере). Как на ночь? Как до шести утра? До шести у-у-утра?

Валера(с ужасом, не оборачиваясь). До шести утра-а-а? (Хватается за голову.) Катюш! Ты не думай! Ты только ничего не думай! Я тебя умоляю! Вот на коленях стою! Я тебя люблю, Катюш! Ты главное помни, что я тебя люблю.

Катя. Убью! (Кидается на Монашку, сбивает с ног, хватает за горло, орёт). Убью.

Валера(разнимает). Не надо, не трогай её, Катерина! Не трогай! Я тебя умоляю – только не трогай.

Катя. Не трогай меня! Руки убери! Отвали.

Валера (насильно обнимает, подводит Катю к стулу, сажает, встаёт перед ней на корточки, кладёт руки Кате на плечи). Не надо драться.

Катя. Не надо драться?! Не надо драться?! Не надо драться.

 

Валера. Ты её покалечишь, она тут грохнется в обморок, а н-нам п-потом дело подошьют. Настя поссорилась с родителями. Ей стало плохо, потому что она на инсулине. Я её впустил. Испугался, что подохнет на улице и никто даже не разглядит, чтоб труповозку вызвать.

Катя. Кто подохнет? Монашка? Издеваешься?

Валера. Да нет.

Катя. Так – «да» или – «нет»?

Валера. Выслушай меня.

Катя(трясётся). Слушаю (давит на пластиковую бутылку).

Валера. У Насти диабет.

Катя. У Насти -- диабет?

Валера. Я её честно выгонял. А у неё -- диабет.

Катя. У кого это диабет?

Валера. Я говорю: Настя уколы в живот себе колет. Грохается в обморок, если на неё орать начинаешь.

Монашка. Сахар скачет.

Катя. У кого это сахар скачет? Я не вижу, чтобы тут скакал сахар. Где он скачет? По столу? По полу? По твоим трусам… в трусах? Или в твоих?

Монашка. В твоих.

Валера. Сахар – это серьёзно. Кома и гликемический индекс. Я и уложил спать...

Катя. Спать?

Валера. Да не сейчас.

Катя. Когда? Когда ты уложил её спать и куда?

Монашка. Вот сюда.

Валера(орёт на Монашку). Да заткнись ты!

Катя. Я—заткнись? Я-- заткнись?

Валера.Блин. Я даже толком объяснить не могу. Я сам ничего не понимаю. Только ты не дерись.

Катя(закрывает ладонями уши, орёт). А-ааа!

Слышен стук.

Катя(поднимает голову, орёт на потолок, не прекращая). А-ааа!

Стучат сильнее. Валера встаёт, опускает голову, дышит хрипло и глубоко.

Монашка (сидит скрестив ноги на матрасе, считает выдохи Валеры). Раз, два, три…четыре… пять… (И т.д.)

Валера. Оторалась?

Катя (хрипло). А-аа.

Стук очень сильный.

Катя(шепчет на потолок). А-а-а.(Чуть не плачет, потом плачет). Гад. Сволочь. Гадёныш, гад! (Кидается на Валеру.)

Валера. Я тебя очень прошу!

Катя. Валерьян! Не верь ей!

Валера(орёт). Не называй меня Валерьяном! Не называй меня Валерьяном. Не называй… меня…

Катя. А кто ты есть-то? Валерьянка. Пустырник. Чертополох! (Держится за виски, Катю понесло.) Хряк, боров, кобанище, хорёк, кролик, мартовский кот, крысёнок, жеребец! Шакал!!!

Валера. Ты выслушай! Не психуй!

Катя. Да! Я – псих! Я – псих!!!

Катя встаёт, идёт к двери.

Валера. Понимаешь, Кать. Я не виноват перед тобой. Ни в чём! Клянусь!

Катя уходит, хлопает входной дверью.

Валера. Где мой мобильник? Мобильник где? Телефон?!

Валера мечется, поднимает Монашку, смотрит на матрас и под матрасом, сажает Монашку.

Монашка. Я её догоню, я всё объясню.

Валера.Догоняй! Быстро!

Монашка встаёт, делает шаг, шатается, опускается на пол.

 

Просмотров: 225

Вернуться в категорию: Полесадник

© 2013-2017 cozyhomestead.ru - При использовании материала "Удобная усадьба", должна быть "живая" ссылка на cozyhomestead.ru.