рус | укр

Главная

Контакты

Навигация:
Арсенал
Болезни
Витамины
Вода
Вредители
Декор
Другое
Животные
Защита
Комнатные растения
Кулинария
Мода
Народная медицина
Огород
Полесадник
Почва
Растения
Садоводство
Строительство
Теплицы
Термины
Участок
Фото и дизайн
Хранение урожая









Bass drum.

Вольфганг Фогт (лейбл Kompakt): "Тупость - это козырь!" Он же: "Ритм-машина для современного музыканта - это то же самое, чтонемецкий язык для Гете". "С конструктивной точки зрения твоя музыка - ретро. Прогрессивныешорохи, хруст и треск - это декорация, музыка-то держится на бас-ритме, начетырех четвертях. На самом-то деле это хаус, диско. Почему?" Ян Елинек (Farben, Gramm): "Почему? Потому что я считаю, что сделатьперекошенную и иррационально звучащую структуру несложно, никакого подвига вэтом нет, никакого самостоятельного значения у этих звуков нет, сложность втом, как их связать с минималистическим пульсированием бас-барабана. Четыречетверти, равномерное пульсирование... этот ритм очень абстрактен... он неимеет отношения ни ко мне, ни к тебе... его никто не придумал, этоабсолютный минимум, который должен присутствовать в музыке. Сейчас появиласьвозможность заполнять треки чем попало, можно семплировать все что угодно,нет препятствий произволу. Частный произвол кого бы то ни было в высшейстепени не интересен. Лишенные внутренней связности аудиоконструкцииявляются просто коллажом, лоскутным одеялом, атмосферой. Минимали-стическийбит - это то, что сдерживает произвол, то, что принуждает к логике исвязности. Я не хочу делать музыку, которая просто заполняет собой пространство,мне интересна музыка, имеющая историю, имеющая концептуальные связи с чем-тоиным. Трек, который идет семь минут, неизбежно монотонен. И пульсированиеритма делает эту монотонность сносной, терпимой". "По-моему, именно бас-барабан, этот равномерный стук в басу и создаетмонотонность! Но никто не приговаривал тебя к монотонным трекам! Иоднообразного хауса, бьющего в одну точку с упорством дятла, существует кудабольше, чем причудливым образом извивающейся музыки". "Но здесь как раз и скрывается интерес, если хочешь - вызов, -хладнокровно реагирует на мои вопли Ян. - Стало расхожим штампом заявление,что хаус-ритм был взят на вооружение концернами звукозаписи, из него сделалиинструмент производства dance-floor-халтуры, и потому он больше неупотребим,его репутация окончательно испорчена. Но для меня это вовсе не причинаотказываться от минималистической формулы пульсирующего баса. Наоборот, мнеинтересно делать что-то иное именно в этих рамках. Те, кто поворачиваютсяспиной и уходят в musique concret, ведут себя неспортивно. Да, эта формулаиспользуется мэйнстримом, концерны применяют ее для изготовлениябанальности, но в ней заключено гораздо больше возможностей, чем кажетсямэйнстриму. Этот ритм - результат развития двадцати последних лет. Этот ритм- в высшей степени абстрактная форма, самое абстрактное из того, что есть". "Почему бас-барабан = современная электронная музыка?" Ян Вернер (Mouse On Mars, Microstoria): "Чем тебе не нравитсябас-барабан?" "Мне не нравится та доминирующая и хамская позиция, которую онзанимает. Дошло до того, что вся музыка воспринимается как разнообразныедобавки к равномерному буханью. Если это хаус-вариант, до добавок много,есть вокал, можно танцевать, если это интеллектуальное минимал-техно, тодобавок нет, а буханье все равно остается. Ну что, что в нем такогоразэтакого? Вот ты - музыкант, находишься на линии фронта, объясни мне, чемхороши бас-барабан и четыре четверти? Хоть ты сдохни, никуда от них неденешься. Ты обнаруживаешь в магазине новую грампластинку и можешь неоткрывать уши - на ней опять бум-бум-бум-бум. Почему?" "Я могу тебя понять, если ты больше не выносишь барабанного стука. Но втехно барабаны ценны не сами по себе, барабаны - это элементарный фундаментмузыки. Та печка, от которой танцуют..." "Но почему нельзя танцевать от чего-нибудь другого? Слава Богу, четыречетверти - не единственное из чудес света". "Ты можешь предложить что-то иное?" "Ян, ты не хуже меня знаешь, что африканская барабанная музыка устроенапринципиально по-другому, в ней нет деления на такты, часто даже нетпротивопоставления тембров барабанов, там главное - иррегулярный сдвиг,постоянное изменение рисунка. Нет, западноевропейским техно-продюсерам наэто наплевать! Арабская музыка, эти бубны... Корейское битье в огромныйбарабан, похожий на лежащие на боку песочные часы, мастер вообще незанимается ковровой бомбардировкой, удары не сливаются в поток, а висят впустоте". "Это не наша традиция. Техно нужен фундамент, какая-то уверенность..." "Неизменность бита соответствует уверенности в неизменности картинымира? Тупое внутреннее равновесие техно соответствует тупости мироздания?Знаешь, что сказал Трики? Электронная музыка - самая плохая музыка всехвремен!" "Трики прав. Но, честно говоря, мне очевидно, что у тебя крайненехарактерная реакция на бас-барабан. Мне кажется, что его просто никто невоспринимает: ни продюсеры, ни слушатели. Воспринимают не его, а то, что сним происходит. Он присутствует всегда и везде, поэтому просто-напростовычитается из восприятия. Интересны нюансы, отклонения, вариации. Чтобыустановить взаимопонимание, чтобы ссылки имели смысл, нужно иметь, на чтоссылаться. Нужен контекст, что-то неизменное, что делает возможным ипонятным следующий шаг. Чтобы идти вперед, тебе нужна дорога, которая самапо себе никуда не движется. Регулярный бас-барабан и служит такой точкойотсчета".

Techno

Ян Вернер: "Техно - это идеология, концепция: музыка берется из машины.Точка. У техно-продюсера не возникает сомнения, что в этом подходе что-то нетак. Если его ритм-машина прет вперед, то, значит, это то, что надо, это -музыка, это - техно. Прекрасно слышно, как Kraftwerk упиваются машинностью,повторением, тоталитарным маршем. Kraftwerk прут вперед как танк. Даже мойотец - человек, к моему большому сожалению, к музыке не очень восприимчивый- отлично слышит этот фашизм Kraftwerk, эту тупую и всепобеждающуюуверенность маховика, разогнанного на всю мощь. Это и есть пафос техно, ничего другого в техно нет. А я к техно и Kraftwerk отношения не имею просто потому, что я вообщени в чем не уверен и во всем сомневаюсь. Kraftwerk - это вера в прочнуюархитектуру, это мир, лишенный сомнений. Но ведь никаких гарантий нет, мыдвижемся в состоянии полной непредсказуемости. Как я могу использовать зацикленные акустические блоки, когда я незнаю, сколько раз их нужно повторять - два, четыре, семь, восемь? И почемувообще повторять?" "Но как бы ни была разнообразна твоя музыка, она остается сделанной изповторяющихся элементов, она техноидна". Томас Бринкман (лейбл max. ernst): "Разумеется. Но посмотри - вся нашажизнь состоит из повторяющихся структур. Ничего уникального, крупного ивсеобъемлющего просто нет, этому и неоткуда взяться. Никто не поставитвсеобъемлющего вопроса и не поймет ответа на него. Каждая проблемаразлагается на составные части, которые постепенно усваиваются,перерабатываются и упорядочиваются. Это и есть секвенсирование. Это всегдаповторение. Многократные повторения везде: я много раз смотрю на пол, ямного раз вижу свои кроссовки, я делаю много одинаковых движений, я,наконец, выхожу из дома... но я уже много раз выходил из дома! Циклыповторений многослойны. Те процессы, которые протекают в моем сознании - этомногократные повторения, все, что я делаю автоматически - а человекпрактически все делает автоматически, - это результат заучиванияповторяющихся движений. Это относится и к движениям твоих мускулов, и кдвижению твоих мыслей. В твоей голове работают те же самые механизмыавтоматического повторения операций". "То есть техно - это все-таки бум-бум-бум-бум?" "Да, это техно. Для меня и греческая архитектура - техно". "В каком смысле?" "Красивая поверхность, под ней - жесткая структура. Ты смотришь наколонны - они действуют как бас-барабан: удар-пауза-удар-пауза. Краяжесткие, и очень четкое деление пространства: здесь стена, здесь проход.Общий эффект строится из повторения фактически одного элемента - колонны.Портал, лестница, которая ведет внутрь, - это интродукция, вступление.Посмотри на крышу, на фриз, на капители - это все дополняет движение колонн,это визуальная статика. Это простая конструкция, но очень эффективная,фундаментальная. Это сама надежность, это исполнение обещания, этопредсказуемое будущее, это жесткость нашего мира. Все европейское пониманиеархитектуры, причем не только архитектуры, но и пространства, и вообщеконструкции, стоит на этих колоннах". Томас Бринкман: "И тут возникает интересный вопрос, сколько килограммоввесит идея? Этот вопрос возник в связи с итальянским движением arte povera.Итальянские концептуалисты, скажем, Янис Кунелис, выставляли огромные массысырого материала. При формулировке этого вопроса мы исходили из факта, чтомосковский Дворец Советов так и не был построен, а при этом его влияние навсю архитектуру сталинской Москвы было поистине грандиозным. Хотяархитектурная доминанта так и осталась на бумаге, проект Дворца Советовотразился в фасадах жилых домов, в силуэтах высотных зданий, в интерьерахметрополитена. Непостроенное самое высокое здание советской столицы - этопример идеи, которая так и не была реализована в материале, но тем не менеесильно повлияла на окружающую жизнь. То же самое относится и к техно. Поп-музыка продается миллионными тиражами. Если же сложить тиражи всехмоих грампластинок, то я все равно не дотянусь ни до чего подобного. Еслипосмотреть на продукцию таких маленьких мэйджоров, как, скажем, фирма Mute,которая выпускает каждый альбом тиражом тридцать, сорок, пятьдесят тысяч, тои до этого всей моей продукции как до Луны. Так что чисто в количественномотношении никакого техно-потопа или техно-перепроизводства просто нет. Но мытолько что говорили, о том, что вес идеи не связан с весом - в данном случае- пластмассы. Корректно ответить на вопрос: "Много или мало существует технов мире?" - просто невозможно. Сотни техно-грампластинок - это капля в морепо сравнению с масштабами обычной поп-продукции, но, с другой стороны,размеры этой капли вовсе не позволяют нам оценить "объективные" размерыявления". Томас Бринкман: "В техно очень важен момент ускорения". "Ускорения чего?" "Всего процесса производства, распространения и потребления музыки.Вещи потребляются в определенный отрезок времени, после чего простоисчезают. Их место занимает что-то новое. Конечно, встречаются треки,которые можно слушать и через год, и даже, может быть, через три, но, впринципе, все ориентировано на текущий момент. И система распределенияустроена совершенно по-другому. Когда ты покупаешь компакт-диск, ты идешь вмагазин, выбираешь что тебе нравится, слушаешь CD дома раз пять-шесть,потом, может быть, один раз в автомобиле - и все. Виниловые грампластинкиживут совсем другой жизнью в другом пространстве - не частном, не домашнем,но публичном. При этом публичность происходящего очень своеобразна, это непубличность MTV или радио. Винил покупают ди-джеи, а тем, кто пришел в клубили на парти, совершенно все равно, кто автор музыки и музыка ли это. Частодаже качество музыки не имеет особого значения. Люди хотят веселиться. Все.Точка. И ты как автор воспринимаешься совсем иначе. Эта ситуация функционирует действительно совсем по-другому. И в ней какраз и возможно обеспечивать постоянно высокий выход продукции. Для этойпродукции не нужен никакой промоушен, интервью за три месяца несогласовываются, выход музыки на полгода не откладывается. Безымянныепластинки привозятся в картонной коробке в магазин. Больше ничего. Никто меня не принуждает принимать в этом деле участие, никто от меняничего не требует и не подгоняет. Быть производителем техно - это своегорода политическое решение, во многих отношениях - антиобщественная позицияТы участвуешь в функционировании производственного цикла, которыйпрактически не воспринимается окружающим миром. И при этом прокручиваетсянеобычайно быстро".

Просмотров: 230

Вернуться в категорию: Фото и дизайн

© 2013-2017 cozyhomestead.ru - При использовании материала "Удобная усадьба", должна быть "живая" ссылка на cozyhomestead.ru.