рус | укр

Главная

Контакты

Навигация:
Арсенал
Болезни
Витамины
Вода
Вредители
Декор
Другое
Животные
Защита
Комнатные растения
Кулинария
Мода
Народная медицина
Огород
Полесадник
Почва
Растения
Садоводство
Строительство
Теплицы
Термины
Участок
Фото и дизайн
Хранение урожая









Boт пришли барабаны. В 1992 году лондонские ди-джеи и продюсеры столкнулись с так называемой

 

 

В 1992 году лондонские ди-джеи и продюсеры столкнулись с так называемой

распродажей хардкора - рэйвы поглупели, повеселели и стали неприлично

коммерческими и легальными. Перепроизводство коммерческого хардкора привело

к его девальвации - хардкор попросту надоел, радостно-попрыгучие пластинки

заполонили рынок, и их уже никто не покупал.

Бывший хардкор-андеграунд отреагировал созданием нового саунда. Его

называли Darkcore, а чаще всего просто Dark. Для него характерны общая

холодная и отчужденная атмосфера, акустические фрагменты из саундтреков к

фильмам ужасов - типичный вой привидений - и трескучий брейкбит. Из

барабанного стука вырезали буханье бас-барабана. Оставались одни тарелки и

малый барабан.

Музыка имелась, но некому и негде было под эту музыку танцевать.

Поэтому бывшие хардкор-ди-джеи забрались в тусовку поклонников регги и

рагга-музыки.

 

 

Jungle

 

 

Джангл - это брейкбит, который бьется на скорости около ста шестидесяти

ударов в минуту, он похож на спотыкающуюся дробь пионерского барабана. Под

брейкбит подложена бас-партия, позаимствованная из регги. Бас-линия идет в

два раза медленнее, чем стук, то есть со скоростью восемьдесят ударов в

минуту.

Тут нужно сделать маленькое техническое отступление: если увеличивать

скорость вращения грампластинки, то соответственно повышается и высота тона,

возникает так называемый эффект Буратино. В начале 90-х компьютерные

аудиопрограммы были оснащены такой вещью, как time stretching (растяжение

времени). Имеется в виду техническая возможность ускорять или замедлять темп

акустического фрагмента, не превращая его в пронзительный визг или,

соответственно, в бурчание на низкой ноте. Иными словами, брейкбит в джангле

был ускорен на компьютере.

В марте 92-го в лондонском клубе Paradise club начала проводить вечера

ди-джейская тусовка A Way Of Life. Именно на этих танцульках произошло

объединение живого рагга-речитатива с бешеной ди-джейской музыкой в стиле

Darkcore. Результат и назвали джанглом.

Тут в нашей истории появляются не только мощный бас, истеричный вокал и

так называемые саунд-системы, то есть мобильные музыкальные установки,

характерные для регги, но и темнокожий преступный мир Лондона - главный

потребитель регги и рагга-музыки. Белых рэйверов, которые приходили в

Paradise club в наивной уверенности, что здесь крутят свежую разновидность

эсид-хауса, били смертным боем. За экстази здесь тоже по головке не гладили.

В Paradise club курили крэк.

Во всех остальных клубах сразу пошла ответная реакция. Ди-джеев,

заводивших джангл, больше никуда не приглашали, хотя они и вопили, что

джангл, как и любая другая музыка, не имеет отношения к наркотикам и

организованной преступности. Танцоров, одетых по джангл-моде, не пускали во

все остальные клубы, на многих дверях висели плакаты "No Breakbeat Zone"

("Зона, свободная от брейкбита"). Пестрые журналы пугали поклонников

хеппи-хардкора ужасами джангла - дескать, опять в туалете Paradise club

пырнули ножом какого-то чернокожего кокаиниста, увешанного золотом. Несмотря

на устойчивые слухи, что рагга-джангл - это саунд черных расистов, среди

ди-джеев, продюсеров и даже поклонников джангла было немало белых лондонцев.

Для изготовления ритм-треков джангл-продюсеры к ритм-машинам не

притрагивались, а использовали аудиобиблиотеки ритмов на компакт-дисках.

Поскольку все это происходило в атмосфере регги и даб-музыки, то при

компьютерном монтаже ритм-трека проявлялись чудеса изобретательности.

Скажем, вот типичный джангл-эффект: поверх основного барабанного бита

пустить его же, но в два раза быстрее, и к тому же в обратную сторону.

Джангл - это брейкбит, вернувшийся к своим даб-корням.

Регги-бас брался со старых грампластинок с Ямайки. Сверху накладывалась

всякая всячина, но предпочтение все же отдавалось рагге. Собственно,

никакого другого андеграунда в Лондоне и не было. Ди-джеи, которые не хотели

заводить хеппи-хардкор и эсид-хаус, автоматически оказывались в

рагга-тусовке. Рагга-андеграунд обладал собственными магазинами, студиями

звукозаписи, мастерскими по изготовлению грампластинок и даже

дистрибьюторскими фирмами и пиратскими радиостанциями. Вся эта

инфраструктура взялась за пропаганду нового саунда.

Первые джангл-треки содержали вокальные партии, передранные с

компакт-дисков. Но искушение попробовать живых вокалистов было велико.

В конце 93-го ди-джей Shy FX и горластый малый по прозвищу UК Apache с

одного захода изготовили трек "Original Nuttah". Было отпечатано несколько

пластинок без указания авторов и названия трека. Публика впадала в раж при

первых же звуках и очень скоро начинала орать: "Rewind! Rewind!", - то есть

"Заводи еще раз с начала!".

На регги и даб-танцульках такие крики - обычное дело, хороший трек

выдерживает до семи и более перемоток на начало. Собственно, выразить

удовольствие после прослушивания и протанцовывания понравившейся музыки -

это не ремесло. Но на Ямайке принято вопить "Риуайнд!!!" в середине песни -

на многих регги и даб-номерах слышен звук перематываемой пленки, после

которого песня начинается с начала.

Самое главное в джангле - томительное ожидание момента, когда врубятся,

или, как говорят джанглисты, "придут" барабаны. Перед самыми барабанами

нужно диким голосом кричать "Риуайнд!!!", чтобы ди-джей перекинул иглу на

начало пластинки, рагга-вокалист подавился своим речитативом... впрочем,

потом быстро бы сориентировался и напряжение бы снова поползло вверх. Когда,

наконец, приходят барабаны, в зале творится что-то невообразимое. Вверх

поднимаются зажигалки, и начинаются дикие прыжки и вопли.

В песне "Original Nuttah" барабаны приходят ни с чем не сравнимым

образом, а все длинное вступление - это демонстрация силы и умения петь под

чистый бас и, с моей точки зрения, плевок в душу всего безголосого и

безынициативного альтернативного рока. Я вполне искренне полагаю, что

"Original Nuttah" - одна из самых удачных и энергетически не фальшивых

поп-песен 90-х.

 

 

 

 

1994 год - переломный в истории джангла. Большинство ди-джеев

обзавелись собственными лейблами, действовало более дюжины грампластиночных

магазинов, торгующих только джанглом, глубоко законспирированная пиратская

радиостанция Kool FM передавала самую свежую музыку в день ее выхода, джангл

крутили абсолютно все пиратские радиостанции Лондона. Именно в 94-м

джангл-рэйвы вошли в моду и начали проводиться одновременно в нескольких

лондонских клубах.

Это были очень серьезные и немного мрачные мероприятия. Изумленные

новички констатировали, что в джангл-толпе никто не улыбается. Помещения

были оформлены в кладбищенски-готическом духе - надгробные памятники, чучела

ворон, покосившиеся кресты.

Девушки были одеты в эластичные шорты - как можно более узкие и

короткие - и тяжелые кожаные ботинки. На голом теле они носили кожаные

жилеты. Их танец состоял в вызывающе сексуальных движениях бедрами. Танцуя

под джангл, надо не дергаться в такт барабанам, а извиваться под бас-партию.

Молодые люди одевались как бандиты - в шикарные костюмы от Версаче, Мошино и

Армани. Настоящие джанглисты не танцуют, а глядят на женщин и слегка

переминаются с ноги на ногу. Впрочем, когда приходят барабаны, все срываются

с места.

Главным аттракционом лета 94-го стал трек "Incredible", который

изготовил продюсер М-Beat. На нем звучит голос молодого парня по имени

Генерал Леви. Крик: "Booyaka! Booyaka!" - несся из каждого окна. Он попал

даже в телевизионное кукольное шоу, а сама песня - в верхнюю десятку

британского хит-парада.

Вот тут шоу-бизнес наконец зашевелился и обратил внимание на то, что в

андеграунде происходит что-то интересное. Но, для того чтобы писать статьи и

делать радиопередачи, нужны конкретные имена. При этом никто из

непосвященных не имел ни малейшего понятия, кто есть кто в джангле.

Джангл-ди-джеи и продюсеры держались крайне враждебно, на контакт не шли и

наотрез отказывались фотографироваться, давать интервью и изображать из себя

звезд, к которым привыкла пресса. А вот рагга-вокалисты, наоборот, были

очень рады неожиданному вниманию и стали бойко тянуть одеяло на себя.

Ди-джеи и раньше имели с ними проблемы. Многие вокалисты часто не

слушали трек и не делали пауз, а молотили в микрофон, как пулеметы. Кроме

того, они начали указывать ди-джеям, какие треки тем следует заводить. А те

стали попросту отключать микрофоны или приглашать собственных вокалистов,

которые реагировали на команды от пульта.

Ситуация накалилась, когда рагга-крикуны вдруг пошли на контакт с

мэйнстримовской прессой и стали рассказывать, что такое настоящий джангл, а

также делиться секретами мастерства, воспоминаниями о своем трудном детстве

и планами на будущее. Джангл-ди-джеям стало ясно - пресса начинает

раскручивать не тех. В памяти было свежо воспоминание о том, как внимание

прессы и концернов звукозаписи, которые перехватили инициативу и с большим

размахом взялись за изготовление и популяризацию модной музыки, угробило

сначала эсид-хаус, а потом и хардкор. Все джангл-ди-джеи прекрасно помнили,

как развивались события в 89-м и 92-м, и ни в коем случае не хотели в

очередной раз остаться за бортом. Они не без основания боялись, что у них

опять украдут их саунд.

Кризис разразился, когда Генерал Леви, побывавший в хит-параде с треком

"Incredible", заявил в интервью модному журналу The Face: "Сейчас я держу

мазу в джангле. Я пришел и обеспечил этой музыке успех".

Это было уже слишком. Ведущие джангл-ди-джеи - среди них Grooverider,

Fabio, Goldie и A Guy Called Gerald - создали тайный комитет. Цель

конспиративной деятельности - бойкот трека "Incredible" и вообще всей

продукции Генерала Леви. Все ди-джеи, которые продолжали крутить этот трек,

тоже подлежали бойкоту. Владельцы клубов не должны были приглашать ди-джеев,

попавших в черный список, иначе и их клубы попадали в зону бойкота. Все

журналисты, которые брали интервью у Генерала Леви, тоже автоматически

оказывались в черном списке. Секретный комитет, многими поначалу

воспринимавшийся как чистой воды паранойя, добился-таки своего и запугал и

своих, и чужих. Генерал Леви опубликовал подобострастное извинение перед

мэтрами, но прощен не был. Маститые журналисты, теле- и радиоведущие, а

также представители фирм грамзаписи испрашивали разрешения: не возражает ли

могучая кучка против внимания к такому-то человеку. Если ветераны джангла

считали, что парень созрел для того, чтобы делать о нем репортаж или

заключать с ним контракт, то разрешение выдавалось. Иначе - бойкот.

По мнению многих, в том числе и джанглистов со стажем, заговор ди-джеев

ставил перед собой вполне конкретную цель: не подпустить чужаков к кормушке.

Как бы то ни было, джангл-ди-джеи, хотевшие сохранить монополию на

саунд, были сыты по горло рагга-вокалистами и отказались иметь с ними дело,

а также употреблять и само слово "джангл". С осени 94-го, когда произошел

раскол и размежевание, термин "драм-н-бэйс" (drum & bass, d'n'b) стал

названием нового вполне самостоятельного стиля. Ди-джеи-расколь-ники ушли и

унесли с собой всю созданную ими инфраструктуру с магазинами и фирмами

грамзаписи, а также, разумеется, контракты с гигантами звукоиндустрии.

Не следует упрекать лондонских хардкор-ди-джеев в предательстве идеалов

андеграунда. К середине 90-х многим из них стукнуло тридцать, и жизнь

ди-джея-бессребреника, который на чистом энтузиазме развлекает народ и

обогащает крупные концерны, уже не казалась такой привлекательной.

А джангл? А джангл исчез. Рагга-вокалисты вернулись к своим

малоизобретательным ритм-машинам. Не следует упрекать и лондонских

рагга-ребят в патологической страсти к саморекламе и готовности ломануться

за длинным фунтом стерлингов. Рагга-певцы - настоящие виртуозы своего

непростого дела и куда в большей степени музыканты, чем любые ди-джеи.

Хаус-техно-хардкор-драм-н-бэйс постоянно попадает в сферу внимания

музыкальной прессы и крупных фирм грамзаписи, у рагги же нет никаких шансов.

Лишь единственный раз в 90-х концерн звукоиндустрии попытался раскрутить

рагга-человека и сделать из него что-то вроде современного Боба Марли - я

имею в виду Шабба Ранкса (Shabba Ranks). Концерн Sony проталкивал его без

успеха, рыночного потенциала у рагги как не было, так и нет.

 

 

Просмотров: 229

Вернуться в категорию: Фото и дизайн

© 2013-2017 cozyhomestead.ru - При использовании материала "Удобная усадьба", должна быть "живая" ссылка на cozyhomestead.ru.